Наверх
24 сентября 2021

Происшествия

Михаил Ларионов заявил о пропаже уникальной коллекции отца

Картины и иконы оцениваются в 100 млн рублей
|

После смерти известного коллекционера Виктора Ларионова, из его квартиры исчезло около 150 предметов его коллекции. Эксперты оценили ее как минимум в 100 млн рублей. Сын коллекционера Михаил Ларионов обратился в полицию. 

Следователи установили, что Виктор незадолго до смерти все подарил своему другу Илье Новоселову и оформил юридически. Но, Михаил не верит, что его отец мог подарить ее кому бы то ни было. «Я сам доставал для него не один предмет, в том числе из-за рубежа: из Франции, из Бельгии», — приводит его слова телеканал «360». По словам вице-президента Гильдии российских адвокатов Анатолия Пчелинцева, в коллекции были редкие и уникальные картины и иконы 16-17-го веков: например, картины Левитана, рисунок Рембрандта, картина неизвестных авторов начала XV века и эпохи Возрождения.

По заявлению адвокатов Михаила полиция возбудила уголовное дело о краже и на время конфисковала экспонаты у Новоселова. Но при обыске у него не нашли часть «довольно-таки интересных, редких и дорогостоящих вещей». «То, что пропало, это специфические вещи, под специфического человека. Эти вещи купит не каждый, даже кто имеет деньги», — сказал друг Виктора Сергей Афонин. Можно только догадываться, где они сейчас находятся, добавил он.

Тем временем адвокаты изучили дарственную Виктора и пришли к выводу, что документ подделан. В 25-страничном договоре нет нумерации страниц, текст отпечатан разными шрифтами, а пункты договора «путаются и мешаются», сказал Пчелинцев. Кроме того, подпись дарителя есть только на последней странице документа. Адвокаты заподозрили подтасовку листов и собираются отправить договор на экспертизу. Если подделка подтвердится, то они смогут привлечь Новоселова.

Однако, сестра покойного Надежда Ларионова заявила, что Виктор действительно все подарил. Сама Надежда унаследовала от брата квартиру, которую уже завещала Новоселову. На данный момент в полиции его могут обвинить только в краже дубовых полок, которые не внесены в текст дарственной.