Наверх
29 ноября 2020

Кино

Скарлетт Йоханссон защищает принципы свободного кастинга, но только на словах

«Как актриса, я должна иметь право играть того, кого захочу — человека, дерево, животное», – такое мнение Скарлетт Йоханссон высказала в своем недавнем интервью. Актриса говорила о политкорректности, и заметно, что она старается быть максимально политкорректной по отношению к сложной теме.

С одной стороны да, но с другой как бы и нет — так можно кратко пересказать сформулированное Йоханссон мнение. А именно: она считает, что политкорректность в искусстве сейчас является тенденцией, она помогает решать социальные проблемы и это хорошо. Но самому искусству она может навредить (привнести дискомфорт, по выражению актрисы), наложить на него ограничения, а это плохо.

«В идеальном мире любой актер должен иметь возможность играть любую роль, и искусство во всех его формах должно быть свободно от политкорректности», – делает вывод она, говоря о свободном кастинге.

Однако бороться за то, чтобы «все играли всех» актриса теперь предпочитает только на страницах глянцевых журналов. На деле же она даже отказывается от проектов, которые могут вызвать обвинения в неполиткорректности. Так, в июне прошлого года Йоханссон покинула картину «Rub & Tug», где должна была играть мужчину-трансгендера. Общественность в виде пользователей соцсетей возмутилась, что на роль  не пригласили настоящего трансгендера: мол, чем он хуже Йоханссон? В итоге проект был закрыт.

Решение не участвовать в «Rub & Tug», возможно, актриса приняла после того, как в 2016 году крупный скандал разразился вокруг фильма «Призрак в доспехах», где у Йоханссон была главная роль. Та же общественность требовала нанять актрису азиатского происхождения для большего сходства с подлинником-манга. К гласу народа не прислушались, фильм вышел в оригинальной версии, собрал негативные отзывы и провалился. А всё почему? Политкорректности не хватило.